95 квартал знакомство отца с юрочкой

Вечерний Квартал 11 сезон 4 выпуск онлайн на 1+1 video

95 квартал знакомство отца с юрочкой

Анимационный сериал для взрослых зрителей от «Квартала 95» и серия 1 - гаишник учит сына, знакомство отца с Юрочкой, Майор Пяточкин. Янукович из 95 квартала Александр Пикалов и его жена Ирина Мульти Барбара, серия 1 - гаишник учит сына, знакомство отца с Юрочкой, Майор. Отец заплакал, плачет мать, Целует сына в лоб. . Мы шли квартала три; подъезд обычный, Обычная мещанская квартирка, Обычные . 5 Баржи затопили в Кронштадте, Расстрелян каждый десятый, - Юрочка, Юрочка мой , Дай Бог, чтоб Вы были восьмой. С. 95 и информации того же журнала -

Злой карлик, бес, оборотень. Вспомним, как Рощин впервые повстречал Махно по дороге в Гуляй-Поле: За ним верхами — двое военных в черкесках и заломанных бараньих шапках. Оборотничество — черта бесовская. Изображаемый Толстым Махно — безусловно, бесовского племени.

Он обладает рядом качеств, отличающих его от простых смертных. Даже пьет и пьянеет Махно иначе, чем обычные люди. В момент, когда Рощин оказывается в штабе Махно, тот стоит на распутье.

С одной стороны, приехал делегат от большевиков матрос Чугай, чтобы договориться о совместном походе на Екатеринослав. Делегат Чугай и мировой анархист из Харькова ждали. Махно пил спирт, не теряя разума, нарочно чудил и безобразничал — глаз его был остер, ухо чуткое, он все знал, все. Злоба Махно такой нечеловеческой интенсивности, что перед нею клубком сворачивается жестокая душа палача и пытателя Левки Задова.

Эта злоба — как судьба, с которой ни сам Махно, ни окружающие его люди ничего не могут поделать: Не случился еще и налет на Бердянск, да и вообще про Екатеринослав совсем не так договаривались. Однако все это отнюдь не снижает жизненности образа. Именно таким батька Махно десятки лет представлялся большинству наших соотечественников.

95 квартал знакомство отца с юрочкой

Но сегодня и эта мастерская литературная работа нас абсолютно не устраивает. Не так все просто — чувствуем. Мы достаточно уже много знаем о революции, чтобы верить, будто все дело в этом злобном существе с мальчишеской фигуркой… Или попробуйте объяснить, как он выдержал три года на ринге Гражданской войны, когда в одночасье погибали между тектоническими плитами двух воюющих станов крутые и бывалые атаманы, что ходили до самого Киева.

Здесь трагедия иного масштаба. Слышите, набат гудит, кони ржут, бряцает железо? Это деревня собирает своих хлопцев, выставляет на фронт свои полки. Это происходит то, о чем еще Михаил Бакунин мечтал, как о лучшем средстве покончить с мерзостью российской жизни, — народный бунт, который, как огнем, вычистит всех паразитов с тела земли, чтобы на ней, удобренное их пеплом, широко, свободно раскинулось плодоносное древо народной жизни.

Наивный был человек Михаил Александрович, раз верил, что без господ, без паразитов прекрасно все устроится и такой благодатью разольется народный дух… А взбунтовавшийся народ избрал своим вождем Нестора Ивановича Махно, которого с таким чувством описал нам пролетарский писатель Алексей Толстой. Хотя и не надо представлять Махно монстром, чтобы выявить трагизм ситуации. Махно не выродок, он персонаж народной войны, выдвиженец и боевая душа народа, его ненависть — вот где узел, не распутав который, нам никогда не разобраться в ситуации.

Он в точном смысле слова народный герой, прошедший через все злодеяния и все подвиги восставшего народа. И сколько бы мы ни упрямствовали в своем беспримерном народолюбии, придется признать, что вождь, в общем-то, был адекватен своему народу. Короленко в письме к А. Даже власть, которой, как ни грешно это было для анархиста, Махно тешил себя, тоже привлекала его именно вещными, чувственными, зримыми атрибутами: Но мы о другом.

Махновщина, например, — самое что ни на есть полное, самое искреннее воплощение этой идеи. Говорю это совершенно серьезно: Разбойники и мятежники были популярны. В таинственной глубине этой популярности лежит, может быть, подсознательное желание людей, в обыденной жизни вполне добропорядочных и законопослушных, в один прекрасный день по-своему, с помощью клинка и пулемета, рассчитаться с миром, который является источником их страданий и унижений, пошлости и несправедливости.

И поскольку популярный образ Махно и по сей день остается образом фантастического бандита, можно сказать, что большевикам блестяще удалась глубокая идеологическая диверсия, проведенная в середине двадцатых годов.

Эта работа заняла никак не меньше десяти лет: Все это — воспоминания людей, знавших Махно лично или непосредственно столкнувшихся с махновщиной, а потому претендующих на доверие читателя.

Нет, не комбрига 2-й Украинской Красной армии Нестора Махно, награжденного за боевые заслуги орденом Красного Знамени. И не командира крестьянской Революционно-Повстанческой армии, упорно сражавшейся и против белых, и против красных и в конце концов вынудившей большевиков заключить с нею политическое соглашение, беспрецедентное в истории Гражданской войны. Махно — бандит, и. Ну, в самом деле, как отказаться от такой вкуснятины, когда Махно, переодетый невестой, пожаловал к одному из помещиков и учинил там кровавую резню… О, эта кровь на подвенечном платье!

Как можно пропустить такое? И небылица с переодеванием снова и снова преподносится читателю как быль. Все лживые факты, несуразности и неточности, связанные с именем Махно, опровергнуть невозможно — так их.

Я хочу подчеркнуть только одно — чтобы такое количество лжи наросло на имя одного человека, нужна государственная политическая кампания по шельмованию его имени. Не будет лишним сказать, что даже опубликованные отрывки из рассказов ближайших соратников Махно — Алексея Чубенко, Виктора Белаша и других — являются не чем иным, как их следственными показаниями, адаптированными для печати.

Мог ли он написать правду? Разумеется, эта ложь в конечном счете выдает себя — но именно она прежде всего востребуется масскультом. Не странно ли это? Разумеется, у всех, кто серьезно интересуется историей и социологией, расстановка акцентов сильно изменилась. Остается вопрос — мог ли Махно победить? Если напрямоту, то. Цивилизационно большевики были гораздо более созвучны наступившему тоталитарному веку, чем Махно с его вольнолюбивыми декларациями.

  • Мульти Барбара, серия 1 - гаишник учит сына, знакомство отца с Юрочкой, Майор Пяточкин
  • Мульти Барбара - 1 серия: гаишник учит сына.
  • Результаты поиска

Разумеется, в начале русской революции — годов ни у кого язык не повернулся бы сказать, что речь идет о родах первой в XX веке и никогда доселе невиданной государственной деспотии, первого тоталитарного режима, на которые минувшее столетие оказалось столь щедрым. Анархизм был лишь современной формой, в которую облекались эти вековые умонастроения. Но мы говорим не о философии, а об истории.

Мульти Барбара () 2 выпуска смотреть онлайн (Квартал 95) | Webteleradio

Когда в Екатеринославе Махно устраивал аудиенции, во время которых нуждающиеся подходили к нему и, рассказав о своей нужде, получали от батьки в руки жменю бумажных денег, — что это было? Бесполезно судить об этом с современной точки зрения. Люди времен Гражданской войны были не такими, как мы, и думали тоже по-другому.

И то, в чем нам может увидеться откровенное самолюбование или грубый пиар, им, скорее всего, казалось самым что ни на есть полным, буквальным исполнением справедливости. Несмотря на вызывающую глубокое сочувствие идею самоуправления народа, которой вдохновлялись украинские крестьяне, махновщина все же была отступлением от цивилизации вспять.

В этом смысле и анархизм повстанцев был точно таким же попятным движением, стремлением как бы вернуться во времена, когда государство не вмешивалось в дела вольных казаков. Власть, естественно, сохранялась — на уровне, так сказать, вечевой демократии, но более сложные ее структуры представлялись ненужными, паразитическими.

Это было одной из причин того, что махновцам, в общем, не удалось пустить корни в городах, где они оказывались хозяевами.

95 квартал знакомство отца с юрочкой

Тут они тщетно пытались овладеть системой, пользование которой превышало пределы их компетенции. Расстреляв противников, объявив вольности трудящемуся населению и обложив контрибуцией буржуазию, они смутно представляли себе, что делать. Фактически махновщина эффективно функционировала лишь как военная организация. Ее ждал неизбежный конец всех народных движений: В чем причина такой ужасающей исторической несправедливости?

Почему тысячи людей, воодушевляемых идеалами добра и правды, с такой жестокостью уничтожали друг друга? За что они погибли? Не наше дело судить. Его университеты Когда в июне года Махно с чемоданом тамбовских булок появился в Москве, ему еще не исполнилось тридцати лет. За плечами у молодого человека был тот специфический опыт жизни, который, с известной долей условности, можно назвать биографией настоящего революционера.

Он рано почувствовал несправедливость, трагический раскол общества на богатых и бедных, рано был втянут в революционную деятельность, рано попал в тюрьму. Как настоящий революционер, свои лучшие годы он провел в заключении.

Здесь, в противодействии тюремной администрации, закалился и выковался его характер. Здесь, отсеченный от живой народной жизни, он приемлет от старших товарищей право говорить от имени народа. Впечатления его крайне ограничены, опыт односторонен, чувства обеднены. В душе довлеют упрямая ненависть и романтическое предвосхищение революции, того рода мечтательность, которую С. Нелепо, конечно, ждать, что семнадцатилетний подмастерье, каким был Махно в начале своего боевого пути, стал бы размышлять подобным образом.

Но он рос на Украине, и совсем под боком у него была романтика иного рода — романтика темного и героического революционного подполья. Историкам о детстве Махно известно совсем мало.

95 квартал знакомство отца с юрочкой

Махно никогда не служил помощником приказчика в галантерейном магазине в Мариуполе и никогда не выказывал свой дикий нрав, мстя за побои хозяину, не обрезал пуговицы на костюмах и не подливал касторовое масло в чайник с чаем.

Все это, как и недвусмысленный намек Герасименко на сотрудничество Махно с полицией, — чистая, беспримесная фантазия, и остается только гадать, сам ли автор, уловив политическую конъюнктуру, стал ее творцом, или же он ограничился изложением побасенок, которые когда-то от кого-то слышал.

Писатель вслед за Герасименко утверждает, например, что Махно отбывал царскую каторгу в Акатуе что невернои для пущей убедительности вкладывает ему в уста слова: Герасименко же подкрепляет подлинность своего рассказа воспоминаниями одного из махновских атаманов, бывшего матроса-потемкинца Чалого, который будто бы отбывал вместе с Махно каторжный срок в Сибири.

На самом деле Чалый — фигура не более реальная, чем матрос Чугай у Алексея Толстого, но на этой фантастической фигуре все-таки лежит отсвет исторической правды. При этом правдой оказывается именно то, что кажется наименее правдоподобным: Более близких к истине сведений о молодых годах Махно в книжке Герасименко, увы. Увы, нам не избегнуть длинных цитат.

Но зато не придется делать лживый вид, будто мы исследовали проблему самостоятельно. Поверьте, нам представляется редкая возможность в подробностях проследить становление маленького бунтаря. Ко времени рождения младшего сына это случилось 27 октября года Иван Родионович перебрался с семьей в ближнее село Гуляй-Поле, [4] что славилось своими ярмарками, выгодно устроился кучером к богатому заводчику Марку Кернеру, но вскоре умер, когда Нестору не исполнилось еще и года.

Единственное, что отец успел сделать для него, — это записать дату рождения ребенка годом позже. Так делали, чтоб не отдавать в армию совсем уж юных сыновей и подольше держать их при хозяйстве.

Но тогда, в м, после смерти Ивана Родионовича, семья очутилась поистине в бедственном положении. На руках вдовы Михненко осталось пятеро братьев, мал мала меньше, а у семьи в Гуляй-Поле не было даже дома: Мать Махно, Евдокия Матвеевна, была русская — чем и объясняется тот факт, что Махно, рожденный на Украине, лучше говорил по-русски, чем на малороссийском наречии.

Гуляй-Поле представляло собой в ту пору большое селение тысячи в две дворов. Мемуаристка Наталья Сухогорская, случайно оказавшаяся в Гуляй-Поле в самый разгар махновщины, пишет: Население — в подавляющем большинстве украинцы. Великороссов в Гуляй-Поле мало — больше учителя и служащие. На восьмом году мать отдала меня во 2-ю гуляйпольскую начальную школу. Школьные премудрости давались мне легко… Учитель меня хвалил, а мать была довольна моими успехами.

Так было в начале учебного года. Когда же настала зима и река замерзла, я по приглашению своих товарищей стал часто, вместо класса, попадать на реку — на лед. Катание на коньках с сотней таких же шалунов, как и я, меня так увлекало, что я по целым дням не появлялся в школе. Мать была уверена, что я по утрам с книгами отправляюсь в школу и вечером возвращаюсь оттуда. В действительности же я каждый день уходил только на речку и, набегавшись, накатавшись там вдоволь с товарищами, проголодавшись, — возвращался домой.

Такое прилежное мое речное занятие продолжалось до самой масленицы. А в эту неделю, в один памятный для меня день, бегая по речке с одним из своих друзей, я провалился на льду, весь измок и чуть было не утонул.

Помню, когда сбежались люди и вытащили нас обоих, я, боясь идти домой, побежал к родному дяде. По дороге я весь обмерз.

Это вселило дяде боязнь за мое здоровье, и он сейчас же… сообщил обо всем случившемся моей матери. Когда явилась встревоженная мать, я, растертый спиртом, сидел уже на печке. Узнав, в чем дело, она разложила меня через скамью и стала лечить куском толстой скрученной веревки.

Платили мне по 25 копеек в день, то есть полтора рубля в неделю. Каждую субботу, получив эту сумму, я, преисполненный радости, почти бегом бежал 7 км домой, зажав в кулаке деньги. Прибежав, я немедленно отдавал деньги матери и был очень счастлив, когда она их брала… Мое детское сердце наполнялось радостью.

Помню, однажды, я забыл напоить своих волов, поэтому по дороге они вдруг повернули и потащили повозку, груженную снопами, к водопою. В этот момент проезжал на бричке помощник управляющего.

Он ударил меня два раза кнутом. От ярости я готов был убежать домой, и только воспоминание о субботе и мысль о той радости, которую я доставлю матери, отдавая ей деньги, не позволили мне так поступить. Так я проработал все лето и заработал двадцать рублей. Мать очень хотела, чтобы младший сын прошел полный курс начальной школы, раз уж старшим братьям не суждено было доучиться, и отдала Нестора во второй класс: Будущее мне вновь улыбалось. Но второй класс оказался для меня последним.

Положение нашей семьи стало настолько тяжелым, что, проработав все лето поденщиком у хозяина, я был вынужден остаться и на зиму… Именно в это время я начал испытывать гнев, злобу и даже ненависть по отношению к хозяину и, в особенности, к его детям: Несправедливость такого положения вещей бросалась мне в. Единственное, что меня успокаивало тогда, было довольно детское рассуждение, что это в порядке вещей: Так прошло два года, я продвинулся в карьере, поменяв телят на коней.

Кошевой, Евгений Николаевич смотреть онлайн видео в HD качестве и без регистрации на coggrunquida.tk

Там все стало еще более впечатляющим. Из-за моего юного возраста ко мне они относились внимательно и очень меня жалели. Однажды летом, когда мы все как раз обедали, кроме старшего конюха, подрезавшего лошадям хвосты, два хозяйских сына вошли в конюшню в сопровождении управляющего и… начали спорить со вторым конюхом. Вначале они разговаривали вежливо, потом тон изменился, они стали кричать и оскорблять.

Затем они бросились на него и стали грубо избивать. Я же выскочил из комнаты, пронесся через двор, влетел в конюшню и закричал, обращаясь к старшему конюху: Хозяева бьют Филиппа на кухне! Он ударил его еще несколько раз ногой, затем схватил управляющего и стал дубасить его по-мужицки под ребра.

Оба хозяйских сынка вместе с помощником управляющего удрали, выломав две оконные рамы на кухне. Между тем вокруг собрались другие батраки. Все поденщики, бросив работу, прибежали на помощь конюхам.

Со всех сторон раздавались крики: Старый хозяин испугался и сам вышел на крыльцо, пытаясь нас уговорить. Он просил конюхов не бросать работу и простить глупость своих молодых наследников. Тогда конюхи решили остаться: Что касается меня, хотя я был еще ребенком, этот инцидент произвел на меня неизгладимое впечатление.

Впервые я услышал бунтарские слова, с которыми батько Иван обратился ко мне после этого происшествия: Что и говорить, признание красноречивое!

95 квартал знакомство отца с юрочкой

В пятнадцать лет жизнь батрака для Махно закончилась: Жизнь семьи шла своим чередом. После того как в году один из братьев, Савелий, был мобилизован на Русско-японскую войну, а Карп и Емельян обзавелись семьями и отделились, в материнском доме осталось только двое подростков — Григорий да Нестор.

Григорий нанялся чернорабочим, а Нестор, проработав некоторое время в красильной мастерской Брука, в конце концов бросил производство и стал возделывать огород — четыре гектара земли, которую больше некому было обрабатывать. Но тут подоспел год, и жизнь Махно круто переменилась. Его потянуло в революцию. Революция всколыхнула Россию до дна. Теперь уже не только стратегически мыслящий большевистский ЦК и таинственная Боевая организация эсеров направляли карающие удары по самодержавию.

Пламя полыхнуло вширь, по всей необъятной стране. Повинуясь какой-то сладостной тяге к разрушению ненавистного окружающего, они вдруг начинали ораторствовать на раскаленных докрасна митингах, а то и снаряжать бомбы… Здесь уже политический смысл просматривался с трудом, мотивы были иные: Не замедлили выявиться издержки методов, которые выглядели вполне приемлемыми для профессиональных революционеров, но в руках масс становились опасным оружием.

Келли разглядел это из своего кембриджского далека и тонко отметил: Воистину, по году многое можно было бы предсказать о м! В кружке он и познакомился с анархистами. Это были молодые рабочие и крестьяне Гуляй-Поля. Эти ночи, так как собирались мы, главным образом, ночью, были для меня полны света и радости. Зимой мы собирались в чьем-нибудь доме, а летом — в поле, возле пруда, на зеленой траве или, время от времени, на прогулках. Не обладая большими знаниями, мы обсуждали вопросы, которые нас интересовали.

Самым выдающимся товарищем в группе был Прокоп Семенюта. Родом из крестьян, он работал тогда слесарем на заводе. Он был наиболее знающим из нас и одним из первых в Гуляй-Поле, кто серьезно изучал анархизм. После полугода практики в маленьком кружке по изучению анархизма, усвоив основы учения, я начал активную борьбу и перешел в боевую анархо-коммунистическую группу.

Основателем этой группы был, главным образом, товарищ Владимир Антони. Его родители, чехи по происхождению, эмигрировавшие из Австрии, были рабочими. Он также работал токарем и изготавливал для группы бомбы. Ученым анархизмом в группе, в общем, не пахло, и ее юные участники вполне сошли бы за обычных грабителей, если б не романтический стиль их предприятий: Первое нападение было совершено 5 сентября года на дом гуляйпольского торговца Плещинера.

Угрожая револьверами и бомбой, они потребовали денег. Плещинер дал им рубля и золотые кольца. Они этим не удовлетворились и потребовали еще золотые часы, которые Плещинер тотчас отдал. Участвовало в ограблении 4 лица. Забрав здесь руб. Третьему нападению подвергся гуляйпольский Крез — промышленник и купец Марк Кернер, на заводе которого Махно работал.

Трое участников с вымазанными грязью лицами ворвались в дом, но тут, к своей неожиданности, натолкнулись на рабочего-электротехника, которого втолкнули в кабинет Брука и заперли.

Обыскав дом, они обнаружили рублей и слиток серебра. Тем временем жена Брука послала горничную на галерею, чтобы та подняла тревогу.

Сам Кернер заявил полиции, что в ограблении его дома принимало участие никак не меньше семи человек, причем якобы они так волновались, что руки у них дрожали. Наконец, 19 августа года между станцией Гуляй-Поле и селом была ограблена почта: Ямщик оказался жив и рассказал, что, когда почтовая телега выбиралась из оврага в гору по направлению к селу Гуляй-Поле, из оврага посыпались выстрелы. Вскоре одна лошадь пала. Ямщик отпряг живую лошадь и поскакал на ней в село.

Новый пристав Караченцев, пытаясь выяснить имена преступников, внедрил в группу своего агента Кушнира, но тот быстро подпал под подозрение и был убит. В сентябре года на всякий случай были арестованы Махно, а через некоторое время и добивавшийся с ним свидания Владимир Антони. Однако доказать вину того и другого на этот раз не удалось. У меня много доказательств, чтобы обвинить их в принадлежности к числу опасных анархистов, но… я не смог ничего от них добиться.

Махно, когда на него смотришь, выглядит глупым мужиком, но я знаю, что именно он стрелял в жандармов 26 августа года. Так вот, несмотря на все мои усилия, я не смог добиться от него никакого признания… Что касается другого, Антони, когда я его допрашивал, подвергнув беспощадным побоям, он набрался наглости заявить мне: Ты, сволочь, никогда из меня ничего не выбьешь!

Махно был отпущен из тюрьмы через четыре месяца, а Владимиру Антони было предложено выехать в Австрию под тем предлогом, что он австрийский подданный.

Но как по-разному складывается поиск. Мановы - полная неизвестность в начале поиска, "0" персоналий. Теперь имен не счесть, дат, географических названий великое множество, документов - целое досье.

Виноградовы - все известны, новых персоналий и взять неоткуда, кроме если только из глубины веков проявятся, но собралось тоже море архивных документов, которых раньше не. Татаркины - там дедушка единственный сын, если найдутся, то какие-нибудь пятиюродные, зато по крупицам собраны да и то не все выписки, анкеты, личные дела, характеристики - тоже целое досье.

Вечерний Квартал

С Мещеряковыми же какой-то заколдованный круг. Все они из Сызрани, большинство там и живет. Две семьи в Москве, одна в Тольятти, одна в Казани. Ничего нового отыскать не могу - ни метрик, ни венчания, ни образования, ни новых людских находок, исчезают целыми веточками. Вот в детстве я любила загадочные картинки вида: Вот и считаешь, а не поймешь, то ли это ворона, то ли сучки-листочки так переплетаются.

Так и с этим поиском: Сколько разослала просьб, сколько писем Ну, а я и верю, и жду, и надеюсь. Пока все, что собрала, приведу здесь в своем Дневнике, для своих читателей, друзей, исследователей.

Надеюсь, что общими усилиями что-нибудь да откопаем. Василий Куприянович, был женат на Гликерии Ивановне 1.

гаишники 2 сезон 9 серия

Варвара Васильевна, была замужем за Владимиром Герасимовичем Мухиным 1. Чухляева Екатерина — от 1-го брака 2. Мухина Нина Владимировна 2. Алексей Васильевич, был женат на Александре Ильиничне? Михаил Васильевич, был женат на Анне Степановне 1.